Готово
Оформить заказ
или
Продолжить покупки
Пожалуйста не забудьте после окончания выбора оформить заказ через кнопку "оформить заказ".
Регистрация  Вход для клиентов Доска почёта Помощь клиентам Доставка Как оплатить Распродажа Контакты

1850-е гг. Памятник Петру I в Санкт-Петербурге, литография в обрамлении

1850-е гг. Памятник Петру I в Санкт-Петербурге, в раме
Размер рамы: 37,8 x 30,8 см. Медный всадник - памятник Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге. Его открытие состоялось 7 (18) августа 1782 года. Своё название получил благодаря одноимённой поэме Пушкина

Читайте подробнее в описании к товару
9000 руб. Артикул: R0819 Задать вопрос по этому товару

 

Подлинная старинная классическая литография середины XIX века печати
(оттиском с литографского камня, известняка особой породы)
Возраст литографии около 170 лет.
Современное обрамление
 
 
 
Памятник Петру I в Санкт-Петербурге
 
 
 
 
   Размер рамы: 37,8 х 30,8 см. Литография отпечатана в Италии в 1850-ых гг. Гравёр Dolfino. Чистая обратная сторона листа. Отличное коллекционное состояние.
 
 Современное обрамление в багет из натурального дерева, два слоя картона-паспарту разного цветового тона, декоративная v-канавка в верхнем бархатном слое паспарту, высококачественное тонкое стекло "Фениция" пр-во Израиль, верхний подвес гравюры бескислотной консервационной лентой, задник из паспарту, пылевая защита, подвес рамы - трос, гарантийный сертификат.
 
   Медный всадник - памятник Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге. Его открытие состоялось 7 (18) августа 1782 года. Своё название памятник получил благодаря одноимённой поэме А. С. Пушкина, хотя на самом деле изготовлен из бронзы.
 
   Для поиска камня под пьедестал «Медного всадника» в газете «Санкт-Петербургские ведомости» было опубликовано обращение к частным лицам, которые пожелали бы «для постановления… монумента в гору выломать и привезти сюда, в Санкт-Петербург».
 Подходящий камень был предложен казённым крестьянином Семёном Григорьевичем Вишняковым, поставщиком строительного камня в Санкт-Петербург. Давно зная об этой глыбе, он планировал ранее расколоть её на куски для продажи, но технически не смог это осуществить.
 О камне было сообщено руководителю поисковых работ проекта - капитану Марину Карбури (греч. Μαρίνος Χαρβούρης) графу Ласкари, позднее, во французском Льеже, издавшему о работах детальные записки. Семён Вишняков получил от него 100 рублей - очень приличная по тем временам сумма.
 Гром-камень располагался в окрестностях деревни Конная Лахта. По местной легенде, своеобразную форму камень приобрел в результате удара молнии, расколовшей гранитную скалу. Отсюда и его название. В своём первоначальном виде камень весил около 2000 тонн, имея размеры порядка 13 м в длину, 8 м в высоту и 6 м в ширину. Позднее часть его была стёсана. Отсечённые части камня прикрепили к основному монолиту, дабы впоследствии использовать согласно художественному замыслу Фальконе для «удлинения» пьедестала. Вместе с двумя отколотыми кусками, позже состыкованными с основным монолитом во фронтальной и тыловой частях, совокупный перемещаемый вес Гром-камня составлял 1500 тонн. Несмотря на то, что пристыкованные к пьедесталу во фронтальной и тыловой его частях фрагменты когда-то составляли монолит одного камня, они имеют разный цветовой оттенок.
 Работы по обтёсыванию камня проводились во время его транспортировки до тех пор, пока посетившая Лахту Екатерина II, прибывшая посмотреть на перемещение камня, не запретила дальнейшую обработку, желая, чтобы камень прибыл в Петербург в своём «диком» виде без утраты объёма. Окончательный вид камень приобрёл уже на Сенатской площади, значительно утратив свои первоначальные размеры. Эта доводка проходила под руководством академика Юрия Фельтена.
 Началу перевозки камня соответствовала серьёзная подготовка. Были приняты во внимание рекомендации академика Ивана Бецкого. Проведено исследование предлагаемой для перевозки камня десятикратно уменьшенной модели «машины». Её испытания показали, что движением пальца можно тащить 75-пудовую тяжесть. Было найдено, что наиболее рациональным является установка камня на деревянной платформе, перекатываемой по двум параллельным желобам, в которые были уложены 30 пятидюймовых шаров. Посредством эксперимента был выбран достаточно прочный материал для желобов и шаров. Он состоял из сплава меди с оловом и галмеем. Была отработана технология их изготовления. Разработан процесс подъёма камня с помощью рычагов и домкратов для подведения под него платформы. При этом специально были приняты меры по страховке камня от его падения при аварии.
 Непосредственные подготовительные работы к перемещению камня начались 26 сентября 1768 года. Были построены казармы для 400 рабочих, а до берега Финского залива прорублена просека шириной 40 метров и длиной почти 8 км. Далее, вокруг валуна, ушедшего в землю на пять метров, выкопали котлован, тем самым полностью освободив его. От камня отделили часть, отколотую ударом молнии, и освободили его от лишних наслоений, что облегчило груз на примерно 600 тонн.
 12 марта 1769 года камень рычагами водрузили на деревянную платформу. После изъятия камня оставшийся котлован постепенно заполнила вода. Образовавшийся водоём сохранился до настоящего времени. Его называют Петровским прудом.
 Уникальная транспортная операция продолжалась с 15 (26) ноября 1769 года по 27 марта (7 апреля) 1770 года, когда проложенная дорога, промёрзшая на полтора метра, могла выдерживать нагрузку. Скалу при помощи огромных домкратов приподняли и поместили на специально созданную, в рамках подготовительных работ, транспортную машину. Непосредственное перемещение транспортной машины осуществляли двумя кабестанами. За сутки, по прямой, проходили порядка 20…З0 шагов. На поворотах скорость снижалась.
 Камень был доставлен на Северное побережье Невской губы, где для его погрузки соорудили специальную пристань. При малой воде остатки этой пристани можно видеть у берега невдалеке от расколотого валуна, лежащего у самого уреза воды. Транспортировка камня по воде осуществлялась на судне, специально построенном по чертежу известного галерного мастера Григория Корчебникова. Оно транспортировалось двумя парусными краерами, поддерживающими по бокам для увеличения остойчивости.
 Проводка началась только осенью. Длина маршрута составила без малого 13 километров. Гигантский Гром-камень при огромном стечении народа прибыл в Петербург на Сенатскую площадь 26 сентября 1770 года. Для выгрузки камня у берега Невы был использован приём, уже применённый при погрузке: судно было притоплено и село на предусмотрительно вбитые в дно реки сваи, что дало возможность сдвинуть камень на берег. Несмотря на принятые меры, во время пути неоднократно возникали аварийные ситуации, грозившие крахом всему предприятию. Пять раз камень срывался с транспортной машины и глубоко уходил в землю. Тем не менее все проблемы удалось успешно решить.
 В честь перевозки камня была выбита памятная медаль с надписью «Дерзновению подобно. Генваря, 20. 1770». Жители Петербурга были так удивлены видом огромной скалы, что, как тогда писали, «многие охотники ради достопамятного определения сего камня заказывали делать из осколков оного разные запонки, набалдашники и тому подобное». Сам памятник был открыт лишь спустя 12 лет после доставки камня, 7 августа 1782 г. - к столетию вступления на престол Петра I, при огромном стечении народа, в присутствии императорской фамилии, дипломатического корпуса, приглашённых гостей и под гром оркестра с пушечной пальбой.
 
   Модель конной статуи Петра выполнена скульптором Этьеном Фальконе в 1768-1770. Голову статуи лепила ученица этого скульптора, Мари Анн Колло. Змею, по замыслу Фальконе, вылепил Фёдор Гордеев. Отливка статуи осуществлялась под руководством литейных дел мастера Екимова Василия Петровича и была закончена в 1778 году. Архитектурно-планировочные решения и общее руководство осуществлял Юрий Фельтен.
 В августе 1766 года русский посланник в Париже Дмитрий Голицын заключил контракт с французским скульптором Фальконе, рекомендованным Екатерине II её корреспондентом философом-просветителем Дени Дидро. Вскоре по прибытии Фальконе в Петербург, 15 (26) октября 1766 года, работы по созданию монумента двинулись полным ходом. Мастерскую устроили в бывшем Тронном зале деревянного Зимнего дворца Елизаветы Петровны. Каменное здание бывшей конюшни при дворце приспособили для жилья Фальконе.
 В начале 1773 года в помощь к Фальконе был назначен Фельтен: он должен был заменить уволенного от работ капитана де Ласкари, и, кроме того, к этому времени понадобился надзор профессионала-архитектора за установкой памятника. Законченная в июле 1769 года гипсовая модель памятника, показанная в следующем году в течение двух недель публике, ожидала отливки. Фальконе, которому никогда прежде не приходилось самому выполнять подобные работы, отказался делать отливку самостоятельно и ожидал приезда французского мастера Б. Эрсмана.
 Литейщик в сопровождении трёх подмастерьев прибыл 11 мая 1772 года, имея при себе для гарантии успеха всё необходимое: «землю, песок, глину…». Однако долгожданный мастер оказался не в состоянии выполнять требования скульптора и скоро, по настоянию Фельтена, был уволен. С этого момента все подготовительные работы к отливке осуществлял сам Фальконе.
 Первая отливка скульптуры состоялась летом 1775 года. По легенде, во время работы лопнула труба, по которой заливалась бронза, и только благодаря стараниям мастера Емельяна Хайлова удалось спасти нижнюю часть памятника. В 1777 году были выполнены верхние части скульптуры, не получившиеся при первой отливке. В 1778 году Фальконе был вынужден покинуть Россию. Работы по завершению памятника были поручены Ю. М. Фельтену.
 Памятник был торжественно открыт 7 августа (18 августа) 1782 года. По иронии судьбы на его открытие Фальконе так и не был приглашён. Это был второй конный памятник русскому царю. В условном одеянии, на вздыбленной лошади, Пётр изображается Фальконе как законодатель и цивилизатор. Вот что писал по этому поводу сам Фальконе: «Монумент мой будет прост… Я ограничусь только статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как победителя, хотя он, конечно, был и тем и другим. Гораздо выше личность созидателя-законодателя…».
 Скульптор изобразил Петра в подчёркнуто динамическом состоянии, одел его в простую и лёгкую одежду, которая, по словам скульптора, принадлежит «всем нациям, всем мужам и всем векам; одним словом, это героическое одеяние». Богатое седло он заменил медвежьей шкурой, которая символизирует нацию, цивилизованную государем. Постамент в виде громадной скалы — символ преодоленных Петром I трудностей, а введённая в композицию змея представляет собой остроумную находку в решении задачи по обеспечению статической устойчивости монумента. Её появление под ногами вздыбленного коня достаточно убедительно объясняется тем, что она изображает «враждебные силы». И только венок из лавра, венчающий голову, да меч, висящий у пояса, указывают на роль Петра как полководца-победителя.
 В обсуждении концепции памятника принимали участие Екатерина II, Дидро и Вольтер. Памятник должен был изображать победу цивилизации, разума, человеческой воли над дикой природой. Постамент памятника призван был символизировать природу, варварство, и тот факт, что Фальконе обтесал грандиозный «Гром-камень», отполировал его, вызвал возмущение и критику современников. На одной из складок плаща Петра I скульптор оставил надпись «Лепил и отливал Этьен Фальконе парижанин 1778 года».
 Надпись на постаменте гласит: «ПЕТРУ перьвому ЕКАТЕРИНА вторая лѣта 1782.» с одной стороны, и «PETRO primo CATHARINA secunda MDCCLXXXII.» — с другой, подчеркивая тем самым замысел императрицы: установить линию преемственности, наследия между деяниями Петра и собственной деятельностью. Памятник Петру I уже в конце XVIII века стал объектом городских легенд и анекдотов, а в начале XIX века - одной из самых популярных тем в русской поэзии.
 Во время Отечественной войны 1812 года в результате отступления русских войск возникла угроза захвата Санкт-Петербурга французскими войсками. Обеспокоенный такой перспективой, Александр I приказал вывезти из города особо ценные произведения искусства. В частности, статс-секретарю Молчанову было поручено вывезти в Вологодскую губернию памятник Петру I, и на это было отпущено несколько тысяч рублей.
 В это время некий майор Батурин обился свидания с личным другом царя князем Голицыным и передал ему, что его, Батурина преследует один и тот же сон. Он видит себя на Сенатской площади. Лик Петра поворачивается. Всадник съезжает со скалы своей и направляется по петербургским улицам к Каменному острову, где жил тогда Александр I. Всадник въезжает во двор Каменоостровского дворца, из которого выходит к нему навстречу государь. «Молодой человек, до чего ты довел мою Россию, — говорит ему Петр Великий, — но покуда я на месте, моему городу нечего опасаться!» Затем всадник поворачивает назад, и снова раздается «тяжело-звонкое скаканье». Пораженный рассказом Батурина, князь Голицын передал сновидение государю. В результате Александр I отменил своё решение об эвакуации памятника. Памятник остался на месте. Есть предположение, что легенда о майоре Батурине легла в основу сюжета поэмы А. С. Пушкина «Медный всадник».
 В петербургском фольклоре широко распространена легенда о видении призрака Петра Великого будущему императору Павлу I на месте, где ныне находится Медный всадник. Однажды вечером Павел в сопровождении своего друга князя Куракина шел по улицам Петербурга. Вдруг впереди показался человек, завёрнутый в широкий плащ. Казалось, он поджидал путников и, когда те приблизились, пошёл рядом с ними. Павел вздрогнул и обратился к Куракину: «С нами кто-то идёт рядом». Однако тот никого не видел и пытался убедить в этом великого князя. Вдруг призрак заговорил: «Павел! Бедный Павел! Я тот, кто принимает в тебе участие». Затем призрак пошёл впереди путников, как бы ведя их за собой. Подойдя к середине площади, он указал место будущему памятнику. «Прощай, Павел, — проговорил призрак, — ты снова увидишь меня здесь». И когда, уходя, он приподнял шляпу, Павел с ужасом разглядел лицо Петра.
 Как показывает текстологический анализ легенды, она восходит к мемуарам баронессы фон Оберкирх. Баронесса подробно описывает обстоятельства, при которых сам Павел публично, хотя и против своей воли, рассказал эту историю. Имея в виду высокую достоверность мемуаров, основанных на многолетних дневниковых записях и дружбу между баронессой и Марией Фёдоровной, супругой Павла, вероятнее всего, источником легенды действительно является сам будущий государь. Рассматривал ли Павел эту историю как занимательный анекдот, выдуманный по случаю? С точки зрения мемуаристки, это не так. Г. фон Оберкирх сообщает, что через полтора месяца после памятного ужина Павел получил письмо из Петербурга. В письме сообщалось о торжественном открытии памятника Петру Великому, известного впоследствии как Медный всадник. По словам Г. фон Оберкирх, хотя при чтении письма государь пытался улыбаться, мертвенная бледность покрыла его лицо. (По материалам Википедии)
 
 
Russia
Monumento di Pietro 1 e senato a Pietroburgo
Dolfino dis.
 

ДЛЯ ПОЛНОЭКРАННОГО ПРОСМОТРА НАЖМИТЕ НА ФОТО
 
 
 
 
В этом лоте предлагается подлинная
старинная литография, не копия и не репродукция.
Послужит хорошим антикварным подарком.
Украсит комнату в Вашем доме или офисе.
 


Рекомендуем