Готово
Оформить заказ
или
Продолжить покупки
Пожалуйста не забудьте после окончания выбора оформить заказ через кнопку "оформить заказ".
Регистрация  Вход для клиентов Доска почёта Помощь клиентам Доставка Как оплатить Скидки Контакты

История одного особняка

 
 
Санкт-Петербург, Литейный проспект, 39 - Дом департамента уделов, бывший особняк Пашкова
 
 
   Каждый советский школьник наверняка помнит проникновенные строки стихотворения Николая Алексеевича Некрасова: "Выдь на Волгу: чей стон раздается над великою русской рекой? Этот стон у нас песней зовется - То бурлаки идут бечевой!..". Зубрить этот трогающий за сердце стих приходилось как правило со второй части, наполненной обобщенно-символическим смыслом о трагической судьбе русского народа, стонущего под гнётом чиновничьего беспредела. И мало кто знает, что в первой части этого сихотворения «Размышления у парадного подъезда» смелый народолюб Некрасов критиковал реальную сцену, произошедшую в 1858 году у парадного подъезда особняка Департамента уделов (Санкт-Петербург, Литейный проспект, дом 39) и возглавляемого видым российским чиновником, особой приближенной к Императору - Михаилом Николаевичем Муравьёвым (1796 - 1866 гг).
 
   По воспоминаниям Панаевой, стихотворение "...было написано Некрасовым, когда он находился в хандре. Он лежал тогда целый день на диване, почти ничего не ел и никого не принимал к себе. [...] На другое утро я встала рано и, подойдя к окну, заинтересовалась крестьянами, сидевшими на ступеньках лестницы парадного подъезда в доме, где жил министр государственных имуществ (М. Н. Муравьев). Была глубокая осень, утро было холодное и дождливое. По всем вероятиям, крестьяне желали подать какое-нибудь прошение и спозаранку явились к дому. Швейцар, выметая улицу, прогнал их; они укрылись за выступом подъезда и переминались с ноги на ногу, прижавшись у стены и промокая на дожде. Я пошла к Некрасову и рассказала ему о виденной мною сцене. Он подошел к окну в тот момент, когда дворники дома и городовой гнали крестьян прочь, толкая их в спину. Некрасов сжал губы и нервно пощипывал усы; потом быстро отошел от окна и улегся опять на диване. Часа через два он прочел мне стихотворение «У парадного подъезда»."
 
   Вот так выглядел этот особняк и тот самый парадный подъезд в те времена:
 
 
 
Фототипия В.Штейн и Ко архитектурного журнала "Зодчий" 1882 года из нашего ассортимента oldgravura.ru:
 
Размер листа: 36,4 x 28 см.  перейти к описанию фототипии
 
 
 
 
«Размышления у парадного подъезда» Николай Некрасов
 
Вот парадный подъезд. По торжественным дням,
Одержимый холопским недугом,
Целый город с каким-то испугом
Подъезжает к заветным дверям;
Записав свое имя и званье (1),
Разъезжаются гости домой,
Так глубоко довольны собой,
Что подумаешь - в том их призванье!
 
А в обычные дни этот пышный подъезд
Осаждают убогие лица:
Прожектеры, искатели мест,
И преклонный старик, и вдовица.
От него и к нему то и знай по утрам
Всё курьеры с бумагами скачут.
Возвращаясь, иной напевает "трам-трам",
А иные просители плачут.
 
Раз я видел, сюда мужики подошли,
Деревенские русские люди,
Помолились на церковь и стали вдали,
Свесив русые головы к груди;
Показался швейцар. "Допусти",- говорят
С выраженьем надежды и муки.
Он гостей оглядел: некрасивы на взгляд!
Загорелые лица и руки,
Армячишка худой на плечах,
По котомке на спинах согнутых,
Крест на шее и кровь на ногах,
В самодельные лапти обутых
(Знать, брели-то долгонько они
Из каких-нибудь дальних губерний).
Кто-то крикнул швейцару: "Гони!
Наш не любит оборванной черни!"
И захлопнулась дверь. Постояв,
Развязали кошли пилигримы,
Но швейцар не пустил, скудной лепты не взяв,
И пошли они, солнцем палимы,
Повторяя: "Суди его бог!",
Разводя безнадежно руками,
И, покуда я видеть их мог,
С непокрытыми шли головами...
 
  А владелец роскошных палат
Еще сном был глубоким объят...
Ты, считающий жизнью завидною
Упоение лестью бесстыдною,
Волокитство, обжорство, игру,
Пробудись! Есть еще наслаждение:
Вороти их! в тебе их спасение!
Но счастливые глухи к добру...
 
  Не страшат тебя громы небесные,
А земные ты держишь в руках,
И несут эти люди безвестные
Неисходное горе в сердцах.
 
  Что тебе эта скорбь вопиющая,
Что тебе этот бедный народ?
Вечным праздником быстро бегущая
Жизнь очнуться тебе не дает.
И к чему? Щелкоперов забавою
Ты народное благо зовешь;
Без него проживешь ты со славою
      И со славой умрешь!
Безмятежней аркадской идиллии
Закатятся преклонные дни.
Под пленительным небом Сицилии,
В благовонной древесной тени,
Созерцая, как солнце пурпурное
Погружается в море лазурное,
Полосами его золотя,-
Убаюканный ласковым пением
Средиземной волны,- как дитя
Ты уснешь, окружен попечением
Дорогой и любимой семьи
(Ждущей смерти твоей с нетерпением);
Привезут к нам останки твои,
Чтоб почтить похоронною тризною,
И сойдешь ты в могилу... герой,
Втихомолку проклятый отчизною,
Возвеличенный громкой хвалой!..
 
Впрочем, что ж мы такую особу
Беспокоим для мелких людей?
Не на них ли нам выместить злобу?-
Безопасней... Еще веселей
В чем-нибудь приискать утешенье...
Не беда, что потерпит мужик:
Так ведущее нас провиденье
Указало... да он же привык!
За заставой, в харчевне убогой
Всё пропьют бедняки до рубля
И пойдут, побираясь дорогой,
И застонут... Родная земля!
 
Назови мне такую обитель,
Я такого угла не видал,
Где бы сеятель твой и хранитель,
Где бы русский мужик не стонал?
Стонет он по полям, по дорогам,
Стонет он по тюрьмам, по острогам,
В рудниках, на железной цепи;
Стонет он под овином, под стогом,
Под телегой, ночуя в степи;
Стонет в собственном бедном домишке,
Свету божьего солнца не рад;
Стонет в каждом глухом городишке,
У подъезда судов и палат.
 
Выдь на Волгу: чей стон раздается
Над великою русской рекой?
Этот стон у нас песней зовется -
То бурлаки идут бечевой!..
Волга! Волга!.. Весной многоводной
Ты не так заливаешь поля,
Как великою скорбью народной
Переполнилась наша земля,-
Где народ, там и стон... Эх, сердечный!
Что же значит твой стон бесконечный?
Ты проснешься ль, исполненный сил,
Иль, судеб повинуясь закону,
Всё, что мог, ты уже совершил,-
Создал песню, подобную стону,
И духовно навеки почил?..
 
1858
 
 
1. Примечание: Записав свое имя и званье... — В праздничные дни в передних домов, принадлежавших вельможам и крупным чиновникам, выставлялись особые книги, в которых расписывались недопускавшиеся лично посетители.
 
   В течение пяти лет стихотворение не могло появиться в русской подцензурной печати и ходило по рукам в списках. В 1860 г. оно было напечатано Герценом в «Колоколе» без подписи автора, с примечанием: «Мы очень редко помещаем стихи, но такого рода стихотворение нет возможности не поместить». Заключительные строки (со стиха: «Назови мне такую обитель...») стали студенческой песней.
 
 
А вот и портрет, со слов Некрасова "владельца роскошных палат, еще сном был глубоким объят":
 
 
   Граф Михаил Николаевич Муравьёв (Муравьёв-Ви́ленский, прозванный либеральными и народническими кругами «Муравьёв-вешатель» или «Муравьёв-палач»; 1 (12) октября 1796, Москва — 31 августа (12 сентября) 1866, Санкт-Петербург) — видный государственный, общественный и военный деятель Российской империи эпох Николая I и Александра II. Выходец из древнего дворянского рода Муравьёвых, известного с XV века. Участник Отечественной войны 1812 года и Войны шестой коалиции (1813—1814). Гродненский гражданский губернатор (1831—1835), курский гражданский и военный губернатор (1835—1839). Член Государственного совета (1850). Генерал от инфантерии (1856). Председатель Департамента уделов Министерства двора и уделов (1856-1862 гг), Министр государственных имуществ (1857—1862). Вице-председатель Императорского Русского географического общества (1850—1857), член Петербургской академии наук (1857). Гродненский, минский и виленский генерал-губернатор (1863—1865). Руководитель подавления восстаний в Северо-Западном крае, прежде всего, восстания 1863 года. В 1865 году в знак признания заслуг был пожалован графским титулом и двойной фамилией Муравьёв-Виленский. Председатель комиссии по делу о покушении Дмитрия Каракозова на жизнь императора Александра II (1866). Кавалер ряда орденов и высшей награды Российской империи — ордена Андрея Первозванного. Муравьёв был противником официального проекта отмены крепостного права. Его собственный проект реформирования крестьянского управления отличался от проекта большинства редакционных комиссий, поддерживаемого Александром II. Муравьёв умер 31 августа (12 сентября) 1866 года в Санкт-Петербурге. Александр Герцен отозвался о его смерти фразой «Задохнулся отвалившийся от груди России вампир». Муравьёв был похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры в присутствии Государя и императорской фамилии. В почётном карауле стоял Пермский пехотный полк, шефом которого был граф Муравьёв. Александр II провожал своего подданного до самой могилы.
 
   Департамент уделов, который возглавлял с 1856 по 1862 гг. М.Н. Муравьёв и который с 1857 года находился в представленном Вашему вниманию особняке на Литейном 39 - был центральным государственным учреждением, управлял удельными землями (имениями) и расположенными на них предприятиями и удельными крестьянами (до 1863), а так же дворцами членов императорской фамилии, производил денежные выплаты великим князьям и княжнам. Образован в соответствии с «Учреждением об императорской фамилии» 1797 как самостоятельное ведомство, находящееся в прямом подчинении непосредственно Императору.
 
 
 
Современный вид дома (фото - С.Васильев, 2009 г.): 
 
  
 
 
 
   История дома.
 
  Строительство и проект особняка (Литейный пр-т, 39) было заказано Пашковым у архитектора Геральда Боссе (1812 - 1894 гг.)Пашков Иван Васильевич (1805--1869) штаб-ротмистр с 1834 совладелец Богоявленского, Воскресенского и Верхоторского заводов на Урале. Годы постройки особняка Пашкова: 1841-1844 гг. Стиль: неоренессанс (архитектурное решение в духе времён итальянского Возрождения). Фасад двухэтажного на высоком цоколе здания отмечен портиком с кариатидами, поддерживающими балкон с ажурной решеткой. Под верхним карнизом в неглубоких нишах помещены львиные головы. Планировка дома Пашкова сохранилась благодаря публикации его поэтажных планов в журнале "Зодчий" за 1882 год. По сторонам от располагающегося в центре вестибюля были устроены две сдававшиеся внаём квартиры. На втором этаже находились парадные залы и комнаты владельцев. Для оформления интерьеров Боссе использовал греко-ренессансные мотивы, английский ренессанс, рококо, "византийский" и "мавританский" стили. В Бильярдной сохранилась первоначальная "помпейская" роспись фриза и потолка, стенные панно были воссозданы в 1979 году по оставшимся фрагментам. Тогда же было восстановлено убранство стен в Ванной и Туалетной. В Столовой сохранился большой резной буфет-горка.
 
   Через четыре года после окончания строительства в 1844 году, в 1848 году первый владелец штаб-ротмистр И.В. Пашков продал дом графу А.Ф. Орлову - шефу жандармов, начальнику III отделения. Шеф жандармов с 1848 по 1857 год сдавал дом в аренду Благородному собранию. Благородное собрание, обществ. клубное учреждение (распущено в 1917 году), ведет историю от Купеч. собрания, созданного в 1782 группой лиц (в осн. нем. купцов), вышедших из состава Бюргер-клуба (Мещанского собрания, или Шустер-клуба). Образование собрания совпало с днем независимости Сев.-Амер. Соединенных Штатов (отсюда его др. назв. - Американский клуб). В дальнейшем название много раз менялось. Членом собрания мог быть любой представитель об-ва, кроме воен. чинов выше полковника. Туда приходили провести время (игра в карты, бильярд, танцы, обеды или ужины). В 1792 число членов достигло 550. Средства формировались за счет ежегодных членских взносов (16 руб.), доходов от маскарадов и балов (входная плата - 5 руб.). Поначалу собрание размещалось в доме Поггенполя у Исаакиевской церкви (не сохр.). Позже арендовало здание у Лиона (Невский просп., 30). С 1812 именовалось Танцевальным собранием, размещалось в доме Косиковского (Невский просп., 15; см. Чичерина дом), в нем давались балы, устраивались маскарады. С 1822 собрание располагалось в доме Таирова на Миллионной ул. (не сохр.). Число его членов в 1822 сократилось до 314, в 1824 - до 165 (большинство по-прежнему составляли немцы, годовой взнос возрос до 36 руб.). С 1824 собрание каждый сезон меняло местонахождение. С 1845 официально именовалось Б. с., его финанс. дела улучшились, оно арендовало Пашкова дом (Литейный просп., 39).
 
   В 1857 году владелец особняка шеф жандармов граф А.Ф. Орлов продал дом Департаменту уделов (председатель М.Н. Муравьев). Архитектор А. И. Резанов приспособил здание для нужд департамента, не изменив художетсвенной отделки парадных залов и гостиных. Большинство помещений, примыкающих к вестибюлю, сохранили свой облик. В период с 1892 по 1917 гг особняк занимало Главное управление уделов Министерства Императорского двора.
 
   С 1947-го года - Нефтяной н.-и. геолого-разведочный институт. Данные об организациях, находящихся в особняке последние пятьдесят лет: 1965 год - Институт "Ленгипроводхоз" гос. проектный, Лен. отд., Госземводхоза, Химич. лаборатория; 1973 год - Научно-исследовательские институты. Геологоразведочный. Всесоюзный научно-исследовательский ин-т (ВНИГРИ); 1973 год - Общества.Всесоюзное об-во филателистов; 2003 год - Всероссийский нефтяной научно-исследовательский геологоразведочный институт (ВНИГРИ, оценка перспектив нефтегазоносности); ГП "ВНИГРИ" ФГПУ (геолого-разведочные работы); МРЭУ N1 ГГХ "Ленгаз" цех по ремонту и эксплуатации газового оборудования; ООО Линкон" центр коррекции зрения (под арку); 2009 год - ОАО "Ленгаз Эксплуатация", управление N1, цех по ремонту и эксплуатации газового оборудования, ФГУП Институт Всероссийский научно-исследовательский нефтяной геологоразведочный (ВНИГРИ, Оценка перспектив нефтегазоносности); Управление Федеральной службы по надзору в сфере природользования по Ленинградской области ("РосПриродНадзор"); Управление Федеральной службы по надзору в сфере природользования по СПб ("РосПриродНадзор"); ООО "Линкон" центр коррекции зрения (под арку).
 
 
 
 
   Архитектор Гаральд Эрнестович (Гаральд Юлиус) фон Боссе родился 17 сентября 1812 года в Санкт-Петербурге. Место рождения подтверждается записью в Регистрационной книге церкви св. Петра в Петербурге о крещении 6 октября 1812 года Гаральда Юлиуса Боссе с указанием его даты рождения и имён родителей. Предположение о том, что будущий архитектор появился на свет в Риге, основывается только на том, что он сам себя считал "лифляндским уроженцем" [2, с. 9]. Мальчик рос в семье известного в своё время художника Эрнста Готгильфа Боссе, женившемся на дочери музыканта Вильгельмине Денемарк. Поэтому будущего зодчего с детства окружала соответствующая художественная среда. В 1814 году семья Боссе уехала в Дрезден. Там юный Гаральд некоторое время посещал Строительную школу, а в 1828 году, по инициативе отца, он был отдан на обучение архитектору Георгу Моллеру. 3 октября 1831 года получил аттестат об окончании четырёхлетнего курса архитектуры [2, c. 22]. В 1832 году Гаральд Боссе приехал в Санкт-Петербург. Первым его местом работы была мастерская А. П. Брюллова, где Боссе трудился чертёжником. В то время на окраинах города активно строились дачи. Следуя моде, молодой архитектор составил альбом проектов загородных домов, изданный им в апреле 1833 года. Эта работа была замечена, от императрицы автор альбома получил золотые часы. На Гаральда Боссе посыпались заказы. В основном это были деревянные строения, которые до нашего времени не сохранились. Например, в 1835 году зодчим был построен дом садовника на даче графини А. Г. Лаваль, располагавшейся на Аптекарском острове. Женился молодой архитектор в 1839 году, взяв в жёны восемнадцатилетнюю Анну Ленц, приёмную дочь семьи Энгельгардт. 22 мая 1841 года у них родился сын Гаральд Рембрандт, который впоследствии тоже стал архитектором. Спустя ещё один год, после рождения дочери Анны Елизаветы, супруга Боссе скончалась. Тогда же он занимался и строительством в черте Санкт-Петербурга, в основном на Васильевском острове. Там же он и жил - в одной из квартир дома №31 по 8-й линии Васильевского острова. Из-за бурного роста численности населения в Петербурге не хватало жилья. Одним из выходов в данной ситуации являлась перестройка старых зданий в большие доходные дома, их надстройка. Гаральд Боссе много занимался и такими работами. Им были надстроены дом А. Е. Энгельгарта (Малая Морская ул. 13) и дома Финской церкви, перестраивались дома Г. Гамбса (Итальянская ул. 17) и Э. Д. Нарышкина (ул. Чайковского, 7). 27 сентября 1842 года Гаральд Боссе получил звание академика архитектуры "в уважение известных его познаний его в архитектурном художестве, доказанных разными произведёнными им постройками" [Цит. по: 2, с. 30]. Именно в 1840-е годы зодчий создал большую часть своих проектов особняков и доходных домов. Среди построенных Боссе доходных домов числятся дом Гарфункель (Садовая ул. 47), дом Степановой (наб. р. Фонтанки, 38), дом Тарасовой (наб. р. Фонтанки, 116) и другие. Боссе одним из первых, вслед за В. П. Стасовым, А. Х. Пелем и О. Монферраном стал применять в своих проектах эркеры. Именно он одним из первых ввёл в оформление фасадов петербургских зданий мотивы ренессанса. Коллеги считали Боссе первооткрывателем некоторых исторических стилей в декорировании интерьеров. Р. А. Гедике отмечал, что "благодаря своим дарованиям, замечательной энергии, техническим познаниям, умению рисовать Боссе одним из первых производил постройки и убранства, не придерживаясь обычных в то время приёмов и вкуса, он первый, можно сказать, применил в постройках ещё не применявшийся стили ренессанс, времени Людовика XIV, XV, XVI, а также старофранцузский, английский, германский и в последние годы стиль византийский" [Цит. по: 2, с. 72]. По проекту Гаральда Боссе построены многие городские особняки: дом И. В. Пашкова (Литейный пр. 39), особняк М. В. Кочубея (Конногвардейский бул. 7), особняк Е. М. Бутурлиной (ул. Чайковского, 10), особняк С. А. Щербатовой (Моховая ул. 5), дом А. А. Закревского (Исаакиевская пл. 5), дом П. Н. Трубецкого (ул. Чайковского, 29). Архитектор частично осуществил проект перестройки особняка князей Барятинских (ул. Чайковского, 46-48). Работал Боссе и над интерьерами Михайловского дворца. Там в 1846 году он завершил отделку Большого кабинета великой княгини Елены Павловны. Спустя два года им же была заново отделана соседняя Белая гостиная. Другой важной работой архитектора стал Будуар императрицы Марии Александровны в Зимнем дворце. Второй раз Гаральд Боссе женился в 1848 году. Его супругой стала дочь известного мебельного мастера П. Г. Гамбса Александрина Шарлотта. Она родила ему семеро детей, трое из которых умерли в младенчестве. Долгую жизнь прожили сыновья Рудольф (1849-1913), Евгений (1851-1911), дочери Александрина (1852-1939) и Вера (1861-1936). Ещё перед свадьбой, в 1847 году, архитектор приобрёл участок с садом на Васильевском острове. Здесь (4-я линия ВО, 15) за два года он построил каменный дом для своей семьи. Но в начале 1851 года, когда в семье было уже четверо детей, этот особняк оказался мал. Боссе продал его и поселился в доме Корзинкиной (Адмиралтейский пр. 10), где обитал вплоть до отъезда в Германию. В 1854 году зодчий приобрёл находящийся неподалёку дом №5 на Невском проспекте, который стал сдавать внаём. За пределами Петербурга Гаральд Боссе перестроил дворец в Знаменке (1853-1859), создал дворцово-парковый ансамбль в Михайловке (1858-1862), работал над убранством помещений в Ораниенбаумском дворце. С 1851 года архитектор работал в Департаменте проектов и смет Главного управления путей сообщения и публичных зданий. Он входил в разные строительные комитеты, в том числе в Комиссию по сооружению памятника Тысячелетиб государства Российского в Новгороде. Вскоре Боссе начал свою педагогическую деятельность в Строительном училище. Он вёл летнюю практику у студентов, входил в экзаменационную комиссию. Среди его учеников были будущие архитекторы К. К. Андерсон, Л. Ф. Фонтана, Н. А. Гаккель, Р. А. Гедике, М. А. Макаров. В 1854 году по предложению президента Академии художеств великой княгини Марии Николаевны Боссе, одновременно со скульптором Н. С. Пименовым и художником Л. О. Премацци, получил звание профессора, а также соответствующий чин надворного советника. По императорскому указу от 10 апреля 1858 года он стал архитектором Высочайшего двора и коллежским советником, в 1862 году - статским советником. Зодчий был награждён многими орденами, возведён в потомственное дворянство. Право на дворянство ему дал орден Св. Владимира 4-й степени, который Боссе получил за оформление Петропавловского собора и церкви Чесменской богадельни по случаю погребения императрицы Александры Фёдоровны. Напряжённая работа не могла не сказаться на здоровье архитектора. В июле 1862 года Гаральд Боссе уехал в Дрезден в отпуск "для поправления здоровья". Через год оттуда он подал прошение об увольнении. Оно было удовлетворено 4 августа 1863 года. При увольнении Боссе был присвоен чин действительного статского советника с правом ношения военного мундира. Проживая за границей Гаральд Боссе изредка навещал Петербург, сотрудничал с журналом "Зодчий". В Дрездене он продолжал проектировать и строить здания. По проектам архитектора были построены несколько особняков, православная церковь святого Симеония, немецкая реформатская церковь. Гаральд Эрнестович Боссе скончался 26 февраля 1894 года. Его похоронили на кладбище Тринита в Дрездене.
 
  «Зодчий» (рус. дореф. Зодчiй, фр. Zodtchy) — ежемесячный (с 1902 г. — еженедельный) архитектурный и художественно-технический журнал, издавался в Санкт-Петербурге с 1872 до 1924 гг. Журнал издавался органом Императорского Санкт-Петербургского Общества Архитекторов ежемесячно (с 1902 г. — еженедельно) с 1872 до 1924 гг. Публиковал статьи по вопросам архитектуры, строительного искусства, технического образования, строительного законодательства, городского благоустройства, истории архитектуры, а также программы архитектурных конкурсов, сведения о художественно-технических выставках, отчёты общества и др. В 1881 — 1903 выходило еженедельное приложение «Неделя строителя». В 1884 издан сборник конкурсных проектов храма Воскресения Христова на месте покушения на жизнь императора Александра II. В 1903 году для подписчиков было издано бесплатное дополнение к журналу «Систематический указатель рисунков и статей, помещённых в журнале с 1892 по 1901 год».
 
   Николай Алексеевич Некрасов (28 ноября [10 декабря] 1821, Немиров, Подольская губерния, Российская империя — 27 декабря 1877 [8 января 1878], Санкт-Петербург) — русский поэт, писатель и публицист, классик русской литературы. С 1847 по 1866 год — руководитель литературного и общественно-политического журнала «Современник», с 1868 года — редактор журнала «Отечественные записки». По взглядам его причисляют к «революционным демократам». Наиболее известен такими произведениями, как эпическая поэма «Кому на Руси жить хорошо», поэмы «Мороз, Красный нос», «Русские женщины», стихотворение «Дедушка Мазай и зайцы». Его стихи были посвящены преимущественно страданиям народа, идиллии и трагедии крестьянства. Некрасов ввёл в русскую поэзию богатство народного языка и фольклора, широко используя в своих произведениях прозаизмы и речевые обороты простого народа — от бытового до публицистического, от народного просторечия до поэтической лексики, от ораторского до пародийно-сатирического стиля. Используя разговорную речь и народную фразеологию, он значительно расширил диапазон русской поэзии. Некрасов первым решился на смелое сочетание элегических, лирических и сатирических мотивов в пределах одного стихотворения, что до него не практиковалось. Его поэзия оказала благотворное влияние на последующее развитие русской классической, а позже и советской поэзии.
 
 
При написании статьи использованы источники: 1. Дмитриев В. К. Архитекторы Санкт-Петербурга. - СПб : Корона принт, 2007. - 336 с. (Стр. 242-247); 2. Андреева В. И. Гаральд Боссе. Архитектурное и графическое наследие. - СПб : Палаццо, 2012. - 224 с.); 3. Материалы Википедии; 4. Стихотворение Н.А. Некрасова "Размышления у парадного подъезда"; 5. Издание "Русские поэты. Антология русской поэзии в 6-ти т." Москва: Детская литература, 1996. В статье использованы материалы из коллекции магазина "Старинная гравюра" www.oldgravura.ru
 
А.Ю. Кремнёв для oldgravura.ru (при копировании статьи ссылка на эту страницу обязательна).